Великие труженики великой войны

Труженики тыла Борисовского сельсовета

Живут в нащих деревнях замечательные люди. Всю свою жизнь трудились на родной земле, освоив всю крестьянскую работу, в лихую военную годину каждому досталось – мало не покажется. У каждого был свой трудовой фронт. И сегодня им есть что вспомнить и рассказать всем нам о своем вкладе в дело Великой Победы, ведь, когда она пришла, эти люди тоже ощутили себя победителями. Они и были ими, труженики той великой войны.

Пока в пространстве кружится планета,
На ней, пропахшей солнцем, никогда

Не будет дня, чтоб не было рассвета,

Не будет дня, чтоб не было труда!

Так было в нашей жизни быстротечной –

Пришел в победном реве труб

Взамен войны Великой и Отечественной –
Великий и Отечественный труд.
Вся жизнь как будто начиналась снова
В бессонной чехарде ночей и дней
И это было легче ненамного,
Чем на войне. А иногда – трудней.

Да, мы должны  знать- какой ценой досталась победа не только на фронте и в тылу и помнить своих земляков ценой невероятных усилий приближавших эту победу и восстанавливающих  разрушенное войной народное хозяйство.  Война коснулась каждого, у всех свои воспоминания, часто горькие, со слезами.

      Женщины осваивали все мужские специальности, о которых раньше они и думать не могли. Многие и на фронт просились, но не всех брали. Отказали и А.И.Демидовой, но она девушкой была отчаянной, выучилась на трактористку и работала на тракторе не хуже мужчин. А сколько другой колхозной работы переделали руки А.В.Львовой, Е.А.Кирьяновой,, Е.А.Лакеевой, и многих других жительниц нашего села. Их руки никогда не знали покоя: ухаживали за животными, боронили и сеяли, поднимали детей, многие годы  прожив в труде и нужде.
    Крепкие молодые руки нужны были всюду, а в наших северных краях  немало пришлось молодежи потрудиться на лесозаготовках: Н.Н.Громова, А.Н.Соколова, М.С.Букина, М.И.Демидова, Е.Ф.Кузнецова.  Молодые девчата валили лес двуручными пилами, укладывали его и вывозили из лесу. Все оказалось под силу девичьим  рукам: не только топор и пила, но и лопата, и станок на заводе.Рыть окопы, строить аэродромы, работать у станка, выпускать снаряды пришлось В.А.Ригиной, Г.А.Ионовой, З.Н.Кузнецовой, С.В.Рябковой,А.Н.Ивановой. Все смогли, все вынесли…
… И когда мужика не стало, сразу, там, где трудно двоим
Дело всякое без отказу стали делать руки твои.
Ох, как ныли они! А ночью непослушным карандашом
Выводила кривые строчки: «Милый, я живу хорошо,
Ты не думай..»
А за порогом сорок дел и во всем нужда…
Эти строки о солдатских вдовах, о их многотрудной судьбе. А.А.Хрипунова, В.А.Деменцева, Т.С.Ефимова, Е.А.Артамонова, Т.П.Кудринская, Малкова Л.С., Бурнова Г.В., Калистратова Л.Н., Холоднова А.П., Илюшина А.В., Матвеева Е.А., Иванова А.Н., Тюхова А.А., Дунякова Г.А., Димова М.В., Семерикова Н.М., Калабина С.И. – конечно, не все еще здесь упомянутые  солдатские вдовы нашего села. Низкий им поклон за верность, за детей, за выдержку и стойкость, за работу.
 И за мужей!

 
Букина Маргарита Сергеевна


родилась в 1930 году в д.Городок. В семье она была старшей, после ее родились еще два брата – Евгений и Николай. Отец умер очень рано, перед самой войной, оставив мать 35-летней вдовой с тремя малыми ребятишками на руках. Семья жила очень трудно, голодно, поэтому Рите так и не пришлось вообще ходить в школу, хотя школа находилась в той же деревне, где они жили. Не было одежды, не было и обуви. Хорошо запомнила Маргарита Сергеевна «учительницу-выселенку» (так ее в деревне называли). Ее звали Ольга Гулида, - она приходила после школьных занятий к ним в семью и учила девочку грамоте. а брат Женя умер от рахита в шестилетнем возрасте в первый год войны.
Очень рано узнала Маргарита Сергеевна, что такое труд – тяжелый, порой непосильный для детских рук. Но кто в те годы обращал на это внимание. Была трудовая норма – вытеребить 4 (четыре!) сотки льна на человека в день, а дальше, как в современной поговорке – твои проблемы. Вот и разбавляли вечером слезами крутой кипяток в тазу, в котором «жгли» руки, чтобы нарывов не было от жестких стеблей льна, а утром вновь на поле, на другие четыре сотки. Все работы тогда выполнялись вручную – до сих пор в глазах стоят колхозные овины, а руки помнят серпы, косы, веялки, мялки, молотилки и цепи – все то, чем убирали и обрабатывали лен и хлеб. А затем везли на лошадях в Новленское и Коробово сдавать продукцию сельскохозяйственного производства. И опять все на руках. Сейчас даже немыслимо представить, как эти подростки, почти девочки, вынуждены были поднимать в лестницу в 24 ступеньки мешки по 70 кг! И так всю войну работала наравне со взрослыми и Маргарита Сергеевна в полеводстве. А вечерами вязали шерстяные носки для отправки на фронт.
Кончилась война, а работы не убавилось. Молодежь каждую зиму и весну на лесозаготовки, на сплав. Жили в общежитиях – не обогреться толком, не обсушиться. Как забыть все это? И, наверняка, никогда не забыть весну и лето 1949 года молодым людям того времени из Высоковского и Новленского сельсоветов - Марии Лапшиной, Лидии (фамилии М.С.не помнит), Николаю Баравину, Александру Пазгалову и Анатолию Санталову, когда отправили их и 18-летнюю Маргариту погонщиками - гнать скот в Ленинград на мясокомбинат своим ходом. Был с ними за главного - гуртоправ, бывший фронтовик Александр Никифоров (сейчас живет в Череповце). 300 голов погнали от бескормицы на убой. Времена были суровые, надо было во чтобы-то ни стало сохранить это большое стадо и доставить по назначению. Останавливались на ночлег там, где была трава, чтобы животные были сыты, где был лес – гнали без остановки, чтобы не растерять. Конечно, животные и разбредались, их часто приходилось пересчитывать, иногда находили уже и привязанных к каким-то столбам или кустам – везде было голодно и люди ночью, тайно могли увести отставшую корову. Сами ночевали на улице вместе со стадом – дежурили по ночам по очереди. Проходя мимо деревень, иногда даже выпадала удача помыться в бане.
Сами по очереди ехали на корове, запряженной «в полугузку», на ней же везли и весь свой незамысловатый скарб. Кой-какие продукты – хлеб, сахарный песок, чай получали в магазинах по пути следования по документам, выданным еще дома, да некоторые коровы еще доились, поэтому было молоко.Гнали 4 месяца. Под г. Пушкиным целый месяц жили – откармливали скот. Сами ели – что придется, спали в банях, в сараях. А было нам в ту пору по 17 лет. Ботинки – на деревянном ходу – немецкие. Но очень страшно стало при подходе к городам Тихвину, Колпину и Пушкину. Там же прошли кровопролитные бои, еще остались заминированные поля, хотя и были обнесены они колючей проволокой, а ведь скотина идет, не разбирая дороги и порой ее трудно завернуть. Вот так и подорвались неподалеку от их группы 4 коровы и мальчишка, попав на минное поле. А какие горы оружия в полях сложены, одежды и обуви, военных касок наших и немецких, фляжек, видели взорванные дзоты, сколько братских могил по пути встретилось – не перечесть. Воочию увидели тот ужас, который пережили люди, живущие под Ленинградом.
Под Ленинград скот пригнали в конце сентября, потеряв в пути только одну голову. Но до того, как сдать его, пришлось еще три недели стоять в очереди – вот какое огромное количество скота было пригнано на убой отовсюду. За долгих почти четыре месяца пусть и трудного пути, скот все-таки откормился на сочных травах и получился хороший привес.
По приезду домой получила Маргарита Сергеевна по тем временам огромную, как она говорит, зарплату – 1 200 рублей. И когда я спросила, на что же они в первую очередь потратили деньги – она заплакала и рассказала, что у матери была одна юбка из материи
«тик », так вот она насчитала на ней девяносто заплат! Что тут еще можно сказать: в скудном их крестьянском хозяйстве «куда ни кинь – везде клин». И работа, работа, работа… Каждый день… С утра до темна - на колхозной, ночью - на своем подворье. До стона, до крика. Пятнадцать колхозных коров подоить вручную, вынести навоз в плетеной корзине на своих плечах (лошадей нет), тридцать три оборота у колодезного ворота, чтобы достать ведро воды, а их надо по три на каждую корову (нехитрая арифметика – 45 ведер) принести опять же на руках, да еще и подогреть их в водогрейке, разнести корм – это неполный перечень работ доярки тех лет на каждый день. А дома дела тоже ждут – в огороде не наростишь – зимой «зубы на полку», да еще надо на облигации подписаться, да сдать государству 30 яиц, 61 кг мяса, 3 ц молока. И опять никого не интересует – есть ли у тебя дома корова или куры. Купи продукты у кого хочешь, а государству сдай. А «живых» денег за работу не выдавали, работали в основном за трудодни - «за палочки». А не выполнишь указания – придут и опишут имущество. У соседки Маргариты Сергеевны вот таким образом забрали из сарая все сено, заготовленное на зиму и пришлось ей расстаться с родным краем, - уехала в город. Вот такая политика была, вот такая у крестьян жизнь была! Но все пережили, вынесли все тяготы и лишения и не сломались наши удивительные русские женщины.
        Сейчас Маргарита Сергеевна живет одна, давно похоронив своих мужа и мать. Брат Николай вот уже 20 лет живет на Дальнем Востоке. Но ее не оставляют дети ее мужа. И их она никогда не считала приемными. Вот и я, придя к ней, застала в ее доме ремонт полным ходом. Под руководством дочери Надежды женщины клеят потолок красивой плиткой и обоями стены. «Наводим красоту - к празднику Победы, да и у меня юбилейный год рождения нынче – 80 лет исполнится»,- бодрым голосом восклицает Маргарита Сергеевна.
в 2010 году М.С.Букина награждена медалью "За особые заслуги перед Вологодским районом" III cтепени.


София Васильевна Рябкова
родилась в 1925 году в многодетной семье. У нее 3 брата и 2 сестры. Так как это семья потомственных кружевниц, то вопрос о профессии юной Сони не стоял – после окончания семилетки отправила она документы в Вологодскую школу кружевоплетения, очень хотелось быть художницей. Но война все планы перевернула – школу закрыли и оказалась 16-летняя Соня Мойкина в ремесленном училище №5, где учили на токарей, формовщиков, кузнецов и другие рабочие профессии. Война требовала свое и уже через неделю их, молодых девчат, едва поучив, поставили к станку выполнять заказы, сначала обтачивала колеса для сельхозмашин, а затем капсулодержатели к винтовкам, наконечники к финкам. Осенью 1941 года группу лучших молодых рабочих отправили в г.Мончегорск, как сказали , - едете на завод работать. Как оказалось, завод был разгромлен немцами, надо было его восстанавливать. Вот привезли их в лес – поселили в бараки, в клетушках-комнатах по 4 человека. Выдали матрацы, подушки, набитые стружками, щепками, байковые одеяла. В руки дали лопату, лом, железный клин и определили в 3-й цех. А цех – одно название: разрушенные стены под открытым небом, под ногами застывший металл, который надо раздолбить и погрузить на платформы. Доставали из шахт руду, к 1943 году пустили плавильные печи, больше похожие на печки-столбянки – стали плавить никель. Загружали печь 1,5 тонны, куда входил сульфат, кокс, кварц. Выдали карточки на скудный паек, но желающие могли питаться и в столовой. Холодно, обувь – ботиночки, у кого сапоги, выдали фуфайки, береты. По соседству жили и с работали молодежь из Белозерска, так они были одеты в шинелях, которые тоже мало грели. А вот привезенным из Ивановской области рабочим все завидовали - они были снабжены заячьим шапками, добротными полушубками и валенками. Работали от 8 утра до 8 вечера, а вечером еще обучали военному делу – стрельбе из винтовки. Там встретила София Васильевна и своих деревенских девчат – их мобилизовали в армию, но тоже были привезены сюда на работу.
Было трудно и тяжело, но страшней всего было то, что как только заканчивался день и наступала темнота – как по расписанию, прилетали немецкие самолеты и начинали бомбить. Бомбоубежища нет, спрятаться некуда – все бегут, а самолеты низко летят и пули трассирующие – цветные, летят вслед. Батарея стояла рядом – как обстрел, - все трясется, земля дыбом. А назавтра опять разбомбленные линии чинить. А однажды был подбит недалеко от завода вражеский самолет – и многие с завода вместе с военными были посланы на поиски летчика. После долгих поисков его нашли в лесу между сопок. Вскоре после этого случая в 1943 году Софии Васильевне вручили медаль «За оборону Заполярья».
Потом привезли пленных немцев, они расчищали дороги, им всем выдали хорошие полушубки, шарфы, а обувь у них была своя – хорошая, теплая. Но и в такой одежде они все очень мерзли, непривычные к нашей северной зиме. Все твердили: «Гитлер капут», а девчата побойчей им отвечали: «Так вам и надо!»
Летом 1944 года дали Софии Васильевне отпуск на 12 дней. Выдали сухой паек: 6 кг пшенной сечки, 2 кг шпига, 4 кг пряников. Но на поездку до дома ушло целых трое суток. От Вологды до родной деревни 40 километров шла пешком, никто не встретился на пути, никто и не догнал. Так с вещами через плечо и отшагала ночь, сойдя с поезда с 7 вечера до 3 часов утра. Зато сколько было радости дома. Но через шесть дней надо было возвращаться обратно – впереди опять 3 дня пути, времена суровые, строгие и вернуться надо вовремя.
Вот так долгих 4 года была она в далеком северном краю. И только осенью 1945 года приехал и увез домой ее брат Николай – военный летчик. И то, как она вспоминает, всякими правдами и неправдами – без выписки и расчета. А дома, в райцентре Кубенского чуть за это не арестовали. Но, слава Богу, все обошлось.
И после войны не сидела София Васильевна сложа руки, опять было некогда: работала в местном клубе, почтальоном, подменной дояркой, шесть лет за колхозными телятами ходила, за картофельными буртами следила, последние 12 лет перед пенсией плела кружева в объединении «Снежинка». Летом Софии Васильевне исполняется 88 лет. Вместе с мужем вырастили четверых детей. Теперь уже и внуки все взрослые и правнуки и праправнуки навещают ее. Жизнь продолжается! И желание у нее одно - пусть у них будет все хорошо: мирное небо и радостные светлые дни в жизни.

 
Ионова (Калабанова) Галина Андреевна.
год рождения 1923.
В войну дояркой я была, 17 коров в группе было, а надою молока полтора ведра всего. Коровы от бескормицы падали с ног. Коровник у леса, света нет, волки воют. Ой, как жутко. Дома скотина тоже голодная стоит – накосить и насушить, принести на себе сено надо ночью, чтоб никто не видел, иначе отберут и увезут на общественный двор.А затем рытье окопов под Кирилловым в 50-ти градусный мороз, строительство дороги под Архангельском – обсушиться негде, так и ходили мокрые, завшивленные. Кормили ржаной баландой без соли. Кто ослеп, у меня ноги распухли. А на работу не пойдешь – под суд отдадут. Как выжили – не знаю.


Ионов Валентин Константинович.
На начало войны исполнилось 13 лет. На быке возил молоко, пришлось семь сезонов отработать на лесозаготовках. Пахал за весну по 17 га, в день по 50 соток. Косили вручную косами, один раз скосил почти 1,5 га травы за день. Накормили меня в тот день супом из баранины. То-то радости было! А то еда – 600 грамм ячменя – это хлеб и еще к чаю – свекла. Но мы и этому были рады.

Куклина (Колосова) Ольга Алексеевна
г.р. 1924. Колхозница колхоза им. Сталина. Отец ушел на фронт, остались дома жена и семеро детей. Ольга Алексеевна - вторая по старшинству – хватила в войну соленого. Кружка молока, да картошка – еда на весь день. Строила под Архангельском дорогу железную, работала на сплаву в Андоме, лесозаготовках, была пахарем, сеяльщиком, грузчиком, - один раз бортом по голове так стукнуло, что очнувшись, в отчаяньи закричала: «Не могло на смерть-то убить!» Так тяжело было – жить не хотелось. Вспахивала за день по 0,7-0,8 га и более. Но несмотря на голод, усталость и войну, молодость все же брала свое. Хоть и приходилось спать всего 3-4 часа в сутки, но на гулянье тоже успевали, да еще и от комсомольских дел не откажешься - с 1942 до 1952г. была комсомольским вожаком в своей округе. Организовывали воскресники, концерты, выступали на улице, в пустых домах, т.к. клуба не было. Пели, плясали, читали стихи.
В конце войны и послевоенные годы, а это без малого 30 лет Ольга Алексеевна работала бригадиром и снова в страдную пору наравне с колхозниками сеяла, сенокосила, убирала урожай. Наряду с бригадирством приходилось выполнять работу учетчика, счетовода. Для повышения своих знаний дважды училась на курсах повышения квалификации в 1964 и 1972г.г. Бригада под ее руководством была в числе передовых в совхозе.
Ольга Алексеевна всегда активно занималась общественной деятельностью: с 1965 года она четыре созыва подряд избиралась депутатом Борисовского сельсовета, участвовала в пяти избирательных компаниях, а с 1985 года по 2005 работала в совете ветеранов.
Труд О.А.Куклиной высоко оценен: в 1948 году была награждена медалью "За самоотверженный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945г.г.", имеет все медали в честь Победы над фашизмом и медаль "Ветеран труда". В 1973 году комплексная бригада под ее руководством по итогам Всесоюзного социалистического соревнования была награждена Почетной Грамотой Министерства сельского хозяйства РСФСР, а сама она в том же году получила орден Октябрьской революции.
Вместе с мужем- фронтовиком они вырастили троих детей. Сейчас помогает воспитанию многочисленных внуков и правнуков.


Копнинова (Коновалова) Валентина Николаевна
родиласьв 1929 году в д. Морино Едковского (сейчас Кубенского)сельсовета. В семье было четверо детей Мать - Коновалова Юлия Дмитриевна работала председателем колхоза « Большевик». Отец - Коновалов Николай Давыдович был столяром- краснодеревщиком. Он погиб на войне в 1943 г. В 1943 году в 14 лет пришла на работу в колхоз. Дали корову и наряд– боронить на ней пашню. Чуть попривыкла – перевели на лошадь по кличке Быстрая. Лошадь и в самом деле быстрая была – таскала за собой, только успевай. Вот так всю весну по пашне и бегала бегом, а пока на краю поля лошадь щиплет траву, можно полежать рядом. Зимой на лошади навоз возили, сами,подростки, и грузили, и выгружали в поле вилами. Бывала с мешками зерна на мельнице, за сеном на пожни ездила. Всю войну вязала носки и отправляла на фронт. Многие тогда так помогали фронту.Погулять хотелось, в клуб бегали ночью. Голодно было, пока идем в клуб через поле с брюквой, наедимся ее от души и весело опять.Молодые были – жить хотелось. За хороший труд давали премии. Не деньгами, конечно, а пшеницей. Первая премия была 20 килограммов, вторая - 15 кг, а третья- 10 кг.
Очень трудно жилось в послевоенные годы, когда начался страшный голод. Весной искали в поле и выкапывали картошку, которая с осени оставалась в земле.Картошку промывали, чистили , толкли и пекли из нее оладьи. Их называли «спасенчики». Очень вкусными они казались тогда. А работали в те годы «по пятидневке», то есть за пять дней работы давали людям немного пшеницы. И они тут же мололи ее на ручных жерновах, заваривали кипятком из самовара и так ели, не могли дождаться, пока что- то испечется из муки. Летом ели крапиву, лебеду, клевер.
    После войны три года она работала заведующей и библиотекарем в клубе в деревне Морино. в 1950 году она поступила учиться в Вологодскую сельскохозяйственную школу по подготовке председателей колхозов, которая тогда находилась в городе Вологда, на Советском Проспекте, д.54. в 1953 году закончила со званием младшего агронома и была направлена работать агрономом в колхоз « Имени Сталина», который находился в деревне Бугрино Кубено- Озерского района. После замужества перешла на работу в сепараторное отделение, а затем на молокоприемный пункт в д.Новое. Молоко привозили с ферм, прогоняли через сепаратор и получали сливки, которые отправляли на Несвойский маслозавод. Работа была тяжелая, все приходилось делать вручную. Сепаратор крутили тоже руками. Надо поднимать двухведерные бачки с молоком, чтобы выливать в сепаратор. Чтобы летом охлаждать готовые сливки, зимой намораживали лед. Делали это так: готовили место- бурт, где будет храниться лед. Зимой, в морозы накидывали туда снега, а потом на лошади, в бочках возили из реки воду и обливали этот снег водой. И так много раз, пока льда не становилось очень много. Потом его укрывали соломой. За зиму намораживали по 100 кубометров льда. Летом откалывали ломом куски льда, причем старались отколоть покрупнее, чтобы дольше не таял, и носили его в ванну, где в воде стояли сливки.
Трудовой стаж Валентины Николаевны 40 лет, 27- из них она проработала на
молокоприемном пункте сепараторщиком- изготовителем молочной продукции Учебно- опытного завода Вологодского Молочного института. Молоко привозили три раза в сутки после каждой дойки с каждой фермы. Всего ферм было шесть. И нужно было определить чистоту, плотность, жирность, кислотность молока отдельно по каждой ферме. Затем молоко фильтровали и охлаждали, прогоняя через специальное оборудование, и отправляли на больших молоковозах на Учебно- опытный завод в поселок Молочное. Это очень ответственная работа, за которую В.Н.Копнинова награждена «Орденом Трудовой Славы 3-й степени» в 1977 году.
В 2010 году ей была вручена Медаль «За особые заслуги перед Вологодским районом 3-й степени».
Состояла в Коммунистической партии Советского Союза, вела общественную работу, избиралась делегатом Вологодской районной партийной конференции, долгое время, будучи на пенсии, работала в Борисовском совете ветеранов. Там тоже выполняла разные поручения: вместе с другими ветеранами осуществляли подготовку к праздникам, разносили подарки участникам войны, оказывали им помощь. Она и теперь частый гость на разных мероприятиях в доме культуры, библиотеке, участвовует в их проведении, много читает, давнишний друг библиотеки.
Вместе с мужем-фронтовиком вырастили четверых детей, сейчас у нее девять внуков и уже семь правнуков.
А еще Валентина Николаевна пишет стихи.
Вот одно из них, которое она сочинила ко Дню Победы. Оно было напечатано в газете «Маяк» в мае 2010 года.
Надоела война, надоела,
Бьют фашистов направо, налево.
Бьют и в спину и в лоб
Это май 45-й идет.
До Берлина дошли, до Берлина,
Уж и купол Рейхстага видно.
Только б меньше смертей
наших славных парней.
Возвращайтесь с победой скорей.
Ликованью с победой конца нет, конца
Ждут домой сыновей и отца.
Ждут мужей, братовей и сестер.
Приходите скорей в дом родной!
Но не все возвратились из них,
У кого- то погибли отец иль жених.
Где- то радость и смех, где- то слезы потерь,
У кого не вернулись домой, жалко тех.


                                   Калабанова Анна Андреевна
        Родилась в 1918 году в большой многодетной семье (9 детей было у родителей) в д.Прокунино, где перед войной и в войну был свой колхоз, в котором всю жизнь она и трудилась. Только в военную пору еще девчонкой ее мобилизовали на другую работу. Сначала на три месяца  под Лахмино  на строительство аэродрома.   Одна среди  мужчин, в  Дикую на 80 лошадях ездили за горбылем, которыми обставляли окопы, тычки для разметки… Только там так ничего и не построили. А вскоре принесли повестку из военкомата – на работу в Вологду, на железную дорогу, где пришлось трудиться аж семь лет. Девчонки снабжали дровами паровозы, иногда перекладывали пути под Галичем.  Как-то повезли их в Лодейное поле, но началась бомбежка, открыли тогда телячьи вагоны, в которых везли девчонок, идите, куда хотите… Изредка на ее трудовом фронте выпадали выходные , в которые Анна спешила домой, помочь матери, т.к. отец в войну умер в 58 лет, а она была в семье старшей. Принесет немного денег, картошки купят, своей на такую семью не хватало. Домой вернулась только после войны. Так и билась с матерью на колхозной работе. А вечерами и ночами плела кружева – хоть какой-то приработок.
Анна Андреевна замечательная кружевница, имела звание даже «Мастер-золотые руки».
Поднимая своих братишек да сестренок, свою судьбу Анна Андреевна устроила не скоро: замуж вышла поздно, деток у нее нет, а муж уже умер. В настоящее время она тоже уже покинула этот свет.



   Николаева Антонина Николаевна


Когда началась война, А.Н.Николаева только закончила седьмой класс и было ей в ту пору лет 15. Отца сразу взяли на фронт, какая уж тут учеба – сразу пошла работать на ферму, потом счетоводом в конторе. В военные трудные годы мать лошадей пасла, бабушка умерла – не выдержала голодного времени. Что говорить, траву ели: макушки клевера, лебеду, шелуха от гречи – и та в котел шла. По весне под Кубенское ходили, собирали оставшиеся полусгнившие колоски, которые под снегом пролежали. С них-то брат Антонины Николаевны отравился. А какие строгости царили!  Она вспоминает, что когда две женщины со склада зерно унесли – их поймали, судили и отправили в лагеря, а детей (у одной  двое, у другой – четверо) –в детдом. Мама Антонины Николаевны однажды, когда молотили, гороху в карман положила, чтоб хоть что-то в чугунок кинуть, так бригадир увидел и заставил все обратно высыпать.  В 20 лет выбрали ее председателем колхоза, мужиков нет – на фронте, да и грамотных людей тоже. Что делать – согласилась, хотя было очень сложно. После войны, когда стали колхозы объединяться , пошла в кладовщики. Там и надорвалась. Склады в разных  деревнях, везде надо успеть, а сколько сырого зерна перелопачено! И сейчас без слез нельзя вспомнить обо всем пережитом.






                 Дети войны
      Дети войны…  Это особое  военное сословие.  Что им вспомнить о детстве? Вечное недоедание, недостаток материнской ласки – некогда ей: работа, работа, работа; забытые лица отцов… Совсем молодые, почти дети и подростки становились главными кормильцами семьи, ее надеждой и опорой:  В.В.Мойкин,  Ю.С.Соловьев, И.Т.Хрусталев, Ю.А.Чекмарев в 13-15 лет боронили, пахали, сеяли наравне со взрослыми, техники не было, все работы вручную.
      Дети помладше ухаживали в поле за овощами,  пололи яровые, теребили лен. собирали на фронт теплые вещи, копали гряды, собирали золу  и сеяли табак, зная, что он очень нужен бойцам на фронте, писали им ободряющие письма.  Порой за колхозную работу получали по 1 кг зерна на человека в неделю, сами мололи его на ручных жерновах для всей семьи. Но зерно не всегда было и тогда выдавали жмых ото льна, сушили очистки от картошки, мололи их,  а потом матери добавляли в пищу вместе с крапивой и лебедой.
             На снимке: сидят Н.И.Воробьева, В.А.Денисова, И.Л.Малахова, Л.М.Осипова
                                 стоят  Б.А.Молотов, М.С.Букина, Ю.С.Соловьев

       Нина Ивановна Воробьева помнит, как замерзали  чернила в школьных классах, дров не хватало, бумаги и учебников почти не было, одежды и обуви тоже. Многим не удавалось закончить школу – надо было идти работать, помогать семье.  Помнит и то, как наши солдаты шли через деревню на  Ленинградский фронт и как пленных гнали и как на второй год войны появились  в наших деревнях беженцы и эвакуированные. Взрослые работали, а дети учились в нашей школе.
   Узнав о победе, многие плакали, так настрадались, но знали, что впереди еще долгая, изнуряющая работа. Работа и голод.

Денисова Вера Александровна   Родилась в деревне Малая Горка  Кадуйского  района в семье сельского учителя. Когда началась Великая Отечественная война, мне было всего два года, но я хорошо запомнила  как мой папа  Трифонов Александр Васильевич  осенью 41 года уходил на фронт. Он поднял меня на руки, поцеловал и сказал, что скоро вернется домой.  Но вернулся только осенью 1945 года.
        Нас у мамы осталось трое – старшая сестра – Людмила – 9лет, брат Станислав -5 лет и 2-летняя я. Как же ей было нелегко с нами!
В начале войны жизнь еще была сносная, но как только немцы блокировали Ленинград, жить стало страшно и голодно, одевались плохо, ходили в ушитом - перешитом.
        Мама и старшая сестра целый день были на работе, а мы с братом дома оставались одни. Когда фашисты летели бомбить Тихвин, мы отчетливо слышали гул самолетов и сразу залезали в подпол – было очень страшно. Потом в нашу деревню прислали солдат, которые вместе с жителями деревни строили оборонительные сооружения, рыли окопы, в лесу строили блиндажи. Но к счастью, немцы до нас не дошли.  Солдаты учили нас, детей, различать – чей летит самолет – наш или немецкий и когда надо прятаться. Солдат, которые жили в деревне местные жители  поддерживали чем могли.  Мы держали овец и я помню, что мама  много вязала шерстяных носков и рукавиц.
      В деревню начали приходить похоронки. Все  соседи очень горевали,  и вместе переживали страшное горе, помогая друг другу, чем могли. И мы, дети, тоже старались помочь своим друзьям-сиротам. Я помню, как мы с братом по очереди отдавали одному мальчику свою пайку хлеба, а брат помогал ему делать уроки.
        Очень хорошо запомнила,  как мимо нашей деревни гнали пленных немцем. Их гнали в сторону Череповца и мы бегали на них смотреть.  Потом говорили у нас, что эти пленные строили металлургический завод.
          В деревне не было ни света, ни радио. Все новости передавались из уст в уста. Я не помню своих детских игр и игрушек, самой сладкой сладостью была для нас пареная морковь и репа.  Зато хорошо помню как мы с братом пилили дрова и он ругал меня, потому что я не могла хорошо пилить – не  хватало сил дергать ручку пилы. Зимними  вечерами мы забирались на печку и рассказывали друг другу сказки. С каким восторгом я слушала эти сказки!
         К концу войны мне было почти шесть лет. После долгожданной победы стали возвращаться  оставшиеся  в живых солдаты в родной дом.  Как же в каждой семье ждали своего папу! Мы вместе с мамой бегали каждый раз на станцию, когда узнавали, что придет поезд с солдатами.
         Наш  папа вернулся домой осенью 1945-го. С войны принес немецкую губную гармошку и банку  тушонки  - до сих пор запах той тушонки помню. Когда мы пришли домой со станции – мне навек врезалась в память такая  картина:  мама замочила папино белье в корыте, но воды не было видно – вся поверхность была покрыта вшами. Я очень испугалась, но папа меня  успокоил и сказал, что такого больше не будет никогда.
        В первые годы после войны был страшный голод. Везде была разруха, во многих семьях оплакивали погибших.  Люди в нечеловеческих условиях выживали, начинали заново устраивать свою жизнь…
      Моя жизнь была еще вся впереди, но годы войны были прожиты не по-детски сурово. Забыть эти годы невозможно.

Малахова  Ирина Лаврентьевна   Говорит, что не слышали разрывов снарядов, у нас в деревне не свистели пули, но голод и страдания испытали все. По рассказам матери знает,  как тяжело было. Меняли горшки, валенки, стекло соседи из-за озера на зерно. Игрушки  военной и послевоенной поры шили сами, играли разбитой посудой, черепками, делали тряпичные мячи.

Молотов Борис Александрович родился в 1932году в д. Петряшино.  В семье было шестеро братьев и три  сестры.  Когда началась  война – ему  было 9 лет. Два брата погибли на фронте. Ходили в школу, старались учиться. Бумаги не было, писали на газетах между строк. Собирали макулатуру, золу. Очень тяжело было и в послевоенные годы- семьи-то  большие, многие дети без отцов остались.
В радостный день Победы, хотя многие в этот день плакали, даже если у кого и вернулись родные с фронта, радость не показывали, ведь кругом столько горя!  В деревне сварили суп в общем котле, каждому налили по тарелке и детей не забыли – то-то радости было!